«Рискуем, но работаем»
Фото: Екатерина Русилова

Фото: Екатерина Русилова

Почему смоляне идут в дружинники

После принятия областного закона «Об участии граждан в охране общественного порядка на территории Смоленской области» прошел почти год. По словам начальника УМВД РФ по Смоленской области генерал-майора полиции Михаила Сколкова, к концу марта на улицах Смоленской области должно появиться не менее 500 дружинников.

Корреспондент «РП» попыталась узнать, зачем смоляне идут в добровольные народные дружины (ДНД).

– Сейчас дружинники совместно с сотрудниками будут осуществлять охрану порядка именно на ледовой арене в районе ограждений, — рассказывает начальник охраны общественного порядка УМВД, майор Виталий Новицкий. — Если кто-то из граждан встанет и будет мешать окружающим, дружинники спокойно подойдут и попросят присесть и вести себя спокойно. Они следят, чтобы на арену никто не проходил с продуктами питания и напитками. Будут делать замечания гражданам, не знающим эти правила.

Расстановка постов из полицейских и прикрепленных к ним дружинников начинается за полтора часа до начала мероприятия. Пока дружинников мало. Новицкий объясняет, что они подойдут ближе к началу ледового шоу, потому что многие еще на работе или учебе. Замечаю в полупустом коридоре двух молодых людей с красными повязками. Это члены добровольного студенческого отряда на базе СКАФКСТ. Интересуюсь, как и почему они стали дружинниками.

– Мы с этого семестра только начали, ­— говорит командир дружины, студент 5 курса Дмитрий. — Попросило начальство, и я пошел в ДНД. Нам доплачивают еще одну стипендию всем — тоже есть смысл. Да и интересно так походить. Плюс, я думаю, если кто-то в милицию захочет идти после, — естественно, это зачтется.

Дружинников регулярно привлекают к охране общественного порядка в «Ледовом дворце». Периодически ходят в рейды с полицией. Спрашиваю, сталкивались с экстремальными ситуациями.

– Особо опасных случаев никаких не происходило, ничего экстремального. Всё спокойно. В основном просто стоим, — говорит Дмитрий.

Стоящую рядом девушку-дружинницу зовут Настя, она первокурсница. Говорит, что намеревается быть в ДНД еще три года, до окончания университета. Ей тоже интересно побыть в этой роли.

– А еще интересно, например, ледовое шоу прийти посмотреть, хоккей или какой-нибудь концерт, — говорит Настя. — Бесплатно, — стеснительно добавляет она.

Пока других дружинников не видно, Новицкий предлагает пообщаться с Владимиром Радкевичем, старшим лейтенантом полиции, сотрудником конвойной роты, специализирующейся на досмотровых мероприятиях. Тот постоянно работает с дружинниками.

– Досмотр является и первым и последним рубежом защиты, — старший лейтенант строг. — Поэтому досмотровым уделяется особый контроль, от нас зависит безопасность граждан. Дружинники помогают нам и досматривать, и делают замечания, если гражданин себя некорректно ведет или уже находится в состоянии алкогольного опьянения, а таких очень много. Если надо, члены ДНД спрашивают, как поступить в той или иной ситуации. Самовольно никто из них решений не принимает.

– А кому больше доверяет население: полиции или дружинникам?

– Полиции доверия больше, человек все-таки в форме, погонах. Но в последнее время народ как бы стал понимать дружинников и прислушиваться к их замечаниям, — говорит Радкевич.

Ирина Конева, подполковник полиции, заместитель начальника ОУУП и ПДН ОП № 3 УМВД России по Смоленску, говорит, что дружинники в повседневной жизни активно работают и с участковыми уполномоченными, и с инспекторами по делам несовершеннолетних.

– Это люди с активной гражданской и жизненной позицией, которым не безразлична судьба нашего города, состояние общественного порядка, то есть действительно люди заинтересованные, неравнодушные, — подчеркивает Конева.

Тем временем в холле «Ледового дворца» становится многолюдно. Появляются две женщины с красными повязками — Евгения, инженер контроля качества, и Елена, учитель истории. Они состоят в ДНД уже более 10 лет.

– Мне нравится это дело, — бойко начинает Евгения. — Я хочу, чтобы был порядок в городе. И как могу, так и помогаю. Это честно. Не кривя душой. Я здравомыслящий человек и понимаю, что работа в полиции лишена романтики. Я знаю ее грязные стороны. Вообще много времени свободного, дети выросли, почему бы нет. – Вот иду на мероприятие, стоят пятеро бомжей, пытаются взломать подвал, зайти в дом. Я тут же их быстренько разогнала.

Евгения считает, что работа в полиции лишена романтики. Фото: Екатерина Русилова

– И вам не страшно было? Вы отважная женщина.

– Нет, не отважная. Может, глупая, потому и не страшно, — смеется она.

– Притуплено немножко чувство самосохранения, — включается в разговор Елена. — Ходим одни по подъездам, подвалам, домам. Вот на меня однажды напала собака, хорошо длинная юбка была. Слава богу, до меня не добралась.

В прежние годы членам ДНД выдавали проездные билеты на общественный транспорт, теперь они получают в конце месяца компенсация за проезд — 1200 рублей. В месяц дружинники должны отдежурить 4-5 дней, но бывают и дополнительные вызовы на службу. А некоторые блюдут общественный порядок вместе с сотрудниками полиции каждый день. Помощник адвоката Артем как раз из таких:

– Когда начинал учиться еще, хотел законодательную базу подтянуть и оказать посильное содействие полиции. Ходил каждый день.

В ДНД он уже 9 лет. За это время сталкивался с разными случаями и выполнял разные задания: разносил письма и повестки, был понятым, при задержании дебоширов и наркоманов.

– Кто-то реагирует с недоверием, кто-то, наоборот, просто взывает о помощи. Пытались даже лицо набить… — рассказывает Артем. — Опасность есть, потому что разнося те же повестки по квартирам, можно встретиться с совершенно разными людьми. Рискуем, но работаем.

Собирающиеся зрители периодически подходят к дружинникам, уточняя какие-то вопросы. Время до шоу остается все меньше, дружинников все прибывает. Они оперативно узнают, к кому из полицейских прикреплены, и занимают свои позиции. До начала мероприятия успеваю поговорить еще с двумя: Еленой Бесединой, работающей контролером АТК 38 лет, и Денисом, врачом-терапевтом.

– Думаешь иной раз, что можешь кого-то и защитить, — говорит Елена.

– Не люблю преступность, распоясалась она. Надо помогать полиции, — подключается Денис. — Смоленск у нас пьющий город. Вот здесь, в «Ледовом дворце», публика у нас приличная. А вот если футбольный матч, там фанаты: и стулья ломают, и пьют, и чего только не делают…

Помолчав пару минут, добавляет:

– Мне нравится быть дружинником. Кроме всего, я вижу результаты своей деятельности.

Отслужив дружинником девять лет, Денис сталкивался с разными происшествиями и людьми. Но рассказывать не хочет. Ссылаясь на отсутствие времени, уходит выполнять свои обязанности.

А я провожаю к посту Елену. Она рассказывает, что в ДНД три года. За это время помогла задержать немало правонарушителей. Смеется, говорит, что ей везет на хулиганов.

– Просто получается так, что я в криминальном районе живу, это улицы Ломоносова и Шевченко. Вот иду однажды вечером с собачкой около озера. Смотрю, лежит кто-то. Подхожу и спрашиваю: молодой человек, помощь нужна? Он от меня как драпанул. А вижу, светильнички, фонари то есть, уже побиты. Пока за ним гналась, как сумасшедшая, он еще два побил. На бегу позвонила в полицию.

Часть дружинников и полицейских встречают запаздывающих зрителей. В опустевшем коридоре появляется начальник охраны Виталий Новицкий.

– Сколько дружинников сейчас в Смоленске?

– На данный момент всего около 200 дружинников, — отвечает Виталий. —Создан добровольный студенческий отряд на базе физакадемии — 40 человек, Московский университет права и управления, это на Колхозной площади, — 11 человек, на производственных объединениях: «Лаваш» — 45 человек, Полиграфкомбинат — 7 человек изъявили желание.

– Удастся к концу месяца увеличить количество до пятисот человек?

– Хотим увеличить до такого количества. Мы проводим рабочие встречи и в учебных заведениях, и на предприятиях. Сейчас ролик готовим: на больших видеоэкранах города скоро будет сюжет о вступлении в дружины. В планах еще организовать обучение для дружинников и решить вопрос финансирования вступающих уже сейчас в дружину добровольцев. И хочется, конечно, чтобы граждане оказывали нам содействие, — говорит Новицкий.

Двойной тариф Далее в рубрике Двойной тарифВ марте смоляне получат две квитанции на оплату тепла Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»