«Посылаю я вам свое нижайшее почтение»
Анисим Матвеев со своей женой Фото: из фондов ОГБУК

Анисим Матвеев со своей женой Фото: из фондов ОГБУК "Смоленского государственного музея-заповедника"

О чем писал участник Первой мировой войны крестьянин Анисим Мартынов

Как и любая война, Первая мировая, изменила обычное течение жизни людей. Многие семьи разделила линия фронта. Между отправленными в армию и их родственниками единственным способом связи стали письма. Читая их, видишь войну «изнутри», наблюдаешь, как менялись люди, жившие в военных условиях, и какие человеческие ценности для них оставались непоколебимыми. Удивляет, что в этих письмах не столько рассказов о войне, сколько о любви и верности. Корреспондент «Русской планеты» изучил письма одного из фронтовиков.

На проходящей в историческом музее выставке «Последняя война Российской империи» представлены письма участника Первовой мировой войны Анисима Матвеевича Мартынова.

– На выставке представлено четыре письма, а всего этих писем — 31 , с 1914 по 1917 год. Они были переданы в музей в 1981 году, — рассказала «Русской планете» Любовь Прохорова, младший научный сотрудник исторического отдела Смоленского музея-заповедника. — Тогда было принято время от времени проводить историко-бытовые экспедиции. То есть сотрудники музея выезжали в районы, ездили по деревням, общались с местными жителями и просили передать, то есть подарить, музею какие-то вещи, какие-то документы. И вот заведующая исторического отдела Лариса Александровна Баржеева организовала такую историко-бытовую экспедицию в Сычевский район. Там в деревне Решетникова она встретилась с Дмитрием Анисимовичем Мартыновым, сыном Анисима Матвеевича Мартынова, автора этих писем, и он передал целый комплекс документов.

По словам Прохоровой, Анисима Мартынова призвали в армию в 1914 году. Ему было тогда лет 25–30, судя по двум его фотографиям, сделанным во время службы в действующей армии.

«Милая дорожиночка»

Писал Анисим карандашом или чернилами на небольшом листе с двух сторон. Письмо состояло из двух «условных» частей: в одной он обращался к родителям, во второй к жене.

Начинаются письма почти одинаково: «Дорогим моим родителям папке Мартыну Матвееву, также и мамке Прасковье Семеновой от сына вашего Анисима Мартынова. Во-первых, желаю я вам от Господа Бога быть здоровыми и благополучными на многие лета вашей жизни. Во-вторых, посылаю я вам свое нижайшее почтение, и с любовью низко я вам кланяюсь».

«Кланяется» Анисим и другим своим близким: сестрам Авдотье и Степаниде. «Еще кланяюсь милой и дорогой, крепко любящей своей супруге Авдотье Степановой. Также кланяюсь дорогим и много любящим своим деткам — Дмитрию, Марье, Наталье, Анне Анисимовым. И всем я вам шлю по низкому поклону».

Он благодарит родителей за полученное от них письмо, сообщает некоторые подробности о своих сослуживцах-односельчанах, интересуется домашними делами. «Затем прощайте, остаюсь жив и здоров, того и вам от души желаю», — заканчивает первую часть письма автор.

Дальше Мартынов обращается только к своей жене: «Дорогая моя жена, я очень по вас скучаю, очень хочется мне на тебя посмотреть. Но только приведет ли Господь нам с тобой увидеться, и вдоволь мне на тебя налюбоваться. Прошу по мне не скучай, а молись Господу Богу. По получении этого письма прошли мне ответ, буду ждать с нетерпением. Я остаюсь ваш много вас любящий муж».

– В каждом письме Анисим старается найти слова, чтобы передать свои любовь и нежность к жене, — считает Любовь Прохорова. — Он повторяет, как сильно любит жену и детей, как скучает по ним. Он просит Авдотью Степановну беречь детей, заботиться о своем здоровье, рассказывает об установившейся хорошей погоде, о том, что поляки уже сеют хлеб, а затем снова и снова говорит о своей любви. Жену Анисим Матвеевич называл «милая дорожиночка», «моя отрадочка», «моя милочка», «моя сладенькая».

Вспоминая о счастливых семейных днях до начала войны, Мартынов пишет: «Дорогая моя супруга, мне очень стало скучно, когда я вздумаю про тебя и про малых деток, как мы с тобой проживали в теплое времечко. Как, бывало, наши все уйдут на улицу, а мы с тобой останемся вдвоем и поговорим обо всем. Бывало, лежим, и детки с нами. Мне было весело и мило, а теперь мне без вас очень скучно, так что и делся бы неведомо и где… Дорогая моя, если бы ты знала, как мне хочется на тебя посмотреть и на своих деток. Но только даст ли Господь нам с тобой увидеться, крепенько к твоим губочками прижаться и вновь пожить в радости». 

Весной 1916 года Анисиму удалось повидаться с женой, и после этого его тоска по родным стала еще сильнее: «Дорогая супруга, мне стало очень скучно, после как я побыл с вами. И так скучно, и не знаю, почему. Дорогая, вы меня только расстроили, теперь я только и думаю, как бы мне увидеть свою отрадочку, милую дорожиночку… И еще прошу вас, береги деток, я очень их жалею».

– Анисим Матвеевич Мартынов предстает перед нами вовсе не темным, грубым и необразованным крестьянином из глубинки, как можно было бы предположить, — говорит Прохорова. — Это человек, умеющий думать и рассуждать, нежно любящий свою жену и детей, глубоко почитающий родителей. Это письма тоскующего в разлуке, любящего человека.

В текстах Мартынова немного войны. О фронтовых событиях он упоминает вскользь.

– Письма свидетельствуют о мужестве и чувстве долга их автора, — считает Любовь Прохорова. — Об этом говорит его сдержанность при упоминании военных событий, умолчание его об ужасах войны, чтобы уберечь от них своих близких.

В письме от 12 апреля 1915 года он говорит: «Дорогие мои родители, у нас был бой 17-го числа. Германец хотел выбить нас из окопов. И лезет самосильно, хочет опять идти на Варшаву. Каждый день теперь идет бой. Германец все хочет прорвать нашу цепь, но только мы его отбили, он понес большие потери. А у нас только убыло сто человек. 25 убито, а остальные ранены. А в нашей роте только троих ранило, и то не сычевских». А жене он уточняет: «Днем бьет из орудия по нашим окопам, а ночью идет в атаку». 15 апреля 1915 года Мартынов мимоходом упоминает: «Когда я это письмо писал, в это время у нас троих ранило, только не сычевских, а в нашей роте».

Судьба Мартыновых

– Семья Мартыновых была большой,  дружной и, судя по всему, довольно зажиточной, — рассказывает Любовь Прохорова. — Отец Анисима Матвеевича — Матвей Мартынович был мастером на все руки. Он сам изготовлял все, что требовалось в крестьянском хозяйстве: орудия труда, предметы домашней утвари, а также тачал сапоги, валял валенки. Его сын Анисим Матвеевич, автор писем, был искусным столяром.

Еще до войны, в 1913 году Анисим с братом Трофимом ушли на заработки в Петербург. Анисим работал краснодеревщиком на императорской яхте «Штандарт», принадлежавшей Николаю II и его семье, Трофим — на машиностроительном заводе «Феникс».

– Зарабатывал Анисим Матвеевич неплохо, — считает Прохорова, — поскольку в том же 1913 году его жена Авдотья Степановна оформляет на свое имя сберегательную книжку.

С началом Первой мировой войны братья Мартыновы были призваны на фронт. Обоим удалось выжить на войне. Во время революции и гражданской войны Трофим вступил в ряды Красной армии и погиб под Архангельском.

– На какой стороне был Анисим — неизвестно, — говорит Любовь Прохорова.

В годы коллективизации Анисим чуть было не попал в разряд «кулаков».

– Среди документов, переданных смоленскому музею, есть копия с судебного определения Западного областного суда от 29 июня 1931 года об отмене решения нарсуда Новодугинского района, приговорившего Мартынова Анисима к 1 году лишения свободы и штрафу как кулака, — рассказывает Прохорова. — Его хозяйство было определено середняцким. Но и оно, видимо, не давало покоя колхозным властям — постановление Мартынову о сдаче коровы на мясозаготовку последовало уже в октябре 1931 года. Наконец, в ноябре 1931 года с Анисима Матвеевича было снято твердое задание.

Во время Великой Отечественной войны деревня Решетниково, родина Анисима Мартынова, была оккупирована.

– Мартынов уже не воевал, но, вполне возможно, проводил на фронт своего сына Дмитрия, — говорит сотрудница исторического музея. — В марте 1943 года, сразу после освобождения деревни, «бригадир Мартынов» жертвовал картофель для Красной армии. В имеющемся комплексе документов это последнее упоминание об Анисиме Матвеевиче Мартынове. Однако, фотография Анисима Матвеевича вместе с Авдотьей Степановной, сделанная, по всей вероятности, на рубеже 50-х–60-х годов, позволяет предположить, что супруги дожили до преклонных лет, успев вырастить детей и понянчить внуков. К сожалению, судьба детей Анисима Матвеевича остается неизвестной. Лишь о Дмитрии Анисимовиче Мартынове мы знаем, что он, уже будучи пожилым человеком, передал смоленскому музею письма своего отца.

Все как в тумане Далее в рубрике Все как в туманеЗапах гари и смог в Смоленске связали с природными пожарами в Брянской области Читайте в рубрике «Титульная страница» «Кто там сверлит?!»Космическая общественность и СМИ активно обсуждают попытку неизвестного астронавта досрочно вернуться домой с помощью электродрели «Кто там сверлит?!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»