Без лишнего пафоса

"Грустный домик" в Смоленске Фото: Вадим Сергеев

Как жители Смоленска придумывают собственные названия для разных частей города

Городские жители часто придумывают свои названия улицам, площадям, паркам, зданиям, памятникам. С каждым поколением в городской среде появляется все больше неофициальных наименований. Такие топонимы откровенно рассказывают о жизни людей и самом городе. Собирают неофициальные топонимы в Иваново, Твери, Калуге, Брянске и других городах. Но только в двух городах есть целые словари неофициальных топонимов — Санкт-Петербурге и Смоленске.

Инициативная группа смолян во главе с исследователем Дмитрием Бутеевым в 2012 году издала книгу «Под покровом имен. Словарь неофициальных топонимов г. Смоленска». А через два года Дмитрий Бутеев, Вадим Сергеев и Алексей Сибиченков презентовали второе издание «Словаря неофициальных топонимов г. Смоленска», дополнив его историческими смоленскими топонимами и фотографиями.

«Русская планета» вместе с Дмитрием Бутеевым, преподавателем СГИИ, учителем русского языка в школе № 29, и Вадимом Сергеевым, завсектором информационных технологий в «Смоленском государственном музее-заповеднике», составила языковой портрет смолян.

Какую задачу вы ставили перед собой, составляя второе издание словаря?

Дмитрий Бутеев (Д.Б.):

– Наша задача была показать, что неофициальная топонимика — это фольклор, это очень яркий, интересный жанр, сквозь который городские жители реализуют свой творческий потенциал, юмор, находчивость. Мы хотим показать неофициальные топонимы как произведение искусства смолян.

Вадим Сергеев (В.С.):

– Важно сохранить неофициальные топонимы как современные, так и архаичные. Тем более, что архаичных топонимов сохранилось относительно небольшое количество. Та же самая судьба может постигнуть и современные.

А часто неофициальные топонимы становятся официальными?

Д.Б.:

– Бывает. Вот когда пошло веяние отходить от старых номерных наименований магазинов, они приобретали официальные имена. В конце 80-х годов прошлого века неофициальный топоним стал официальным. Так появился «Бережок» —продуктовый магазин на возвышении по улице Румянцева, 15. Сейчас там находится магазин «Maxima». У нас есть еще один неофициальный «Бережок» — магазин на улице Николаева, 17. Он расположен на верху крутого склона через дорогу от бывшего магазина «Океан».

Что смоляне закладывали в основу народных названий?

В.С.:

– Чаще всего это «инерционные» топонимы: когда меняется официальное название, люди еще долгое время используют старое. Такие понятия, как «Верх» и «Низ». Как с дореволюционных времен, так и сейчас они без изменения остаются по своей привязке к местности. «Низ» — Колхозная площадь. «Верх» — пересечение улиц Советской и Ленина. Очень долгоживущие топонимы.

Д.Б.:

– «Дорогобужка», допустим. Дорогобужская — старое название улицы в честь города Дорогобужа. Переименовали ее в 1982 году в улицу Академика Петрова. А некоторые до сих пор по-старому называют. Часто визуальная ассоциация пробуждает творческое мышление смолян. Этим тоже интересны топонимы — здесь творчество видно. Это «Градусник» — дом 14 по проспекту Строителей. Там вертикали подъездных окон напоминают шкалу градусника. «Паровоз» — дома 11, 13, 13А по ул. Дзержинского, если смотреть на них со стороны Громовой башни.

В.С.:

– «Грустный домик». У него фасад напоминает чем-то опечаленное лицо.

Д.Б.:

– Компании молодежи, которые собираются на крепостной стене, если засиделись допоздна, вызывая такси, говорят: «Нам, пожалуйста, к ''Грустному домику''». И таксисты знают, что это на Тимирязева.

В.С.:

– Иноземные названия смоляне русифицируют и склоняют. Вот магазин с совершенно не склоняемым названием «Оджи», смоляне склоняют. Говорят: «Встретится у Оджей», «Рядом с Оджами».

Д.В.:

– Просклоняли и пафос снизили. Или кафе «Чао Италия» — «Чавка». Здесь русификация очень оригинальная — у этого существительного один корень с глаголом, имеющим отношение к употреблению пищи, то есть «чавкать». Народное слово должно звучать по-народному. Или «Яшка» — «Ya-cafe» на Николаева. Молодежное словотворчество преобразовало название кафе в разговорно-панибратскую форму имени. Яркий пример того, как русский язык нашел поддержку в среде молодежного сленга.

Молодежный сленг бывает же и грубым, и вульгарным. Как поступаете с жаргонными топонимами?

Д.Б.:

– Процент их очень мал. Всего лишь 10, от силы 15 топонимов, которые мы не включили. У нас научно-популярное издание. Это в научных изданиях все печатается.

В.С.:

– В научные корпуса входят все без исключения объекты исследования. А мы некоторые исключаем.

Д.Б.:

– У нас есть вариант так называемый «бодуэновский». Бодуэн де Куртенэ, ученик Владимира Даля, ученый, когда-то опубликовал четвертое издание Даля — все с нецензурной лексикой. У нас тоже такой вариант есть. Во втором издании в некоторых топонимах есть, конечно, грубоватый юмор. Но порой даже эти грубоватые топонимы оправданы. Находим мы объяснения тем же «Вонючкам» — речкам Ясенная, Рачевка, Чуриловка. Есть у них еще более грубо звучащий топоним — «Говнянки». Такие названия взывают к экологической совести даже, может, посильнее, чем экологические плакаты.

А есть ли топонимы-долгожители, повторяющиеся из поколения в поколение?

Д.Б.:

– «Смядынь» — один из древнейших неофициальных топонимов. Согласно летописям, в 1015 году на речке Смядыни был убит один из сыновей киевского князя Владимира — Глеб. Речки уже давно нет, а название у места осталось. Потом, можно долгожителем назвать «Хасан» — сквер за ЦУМом, перед домом 14/2 по проспекту Гагарина.

В.С.:

– «Хасан» с советских времен все-таки.

Д.Б.:

– Все равно для неофициального топонима это долгожительство. Появился топоним в 30-х годах XX века, когда на Дальнем Востоке у озера Хасан были разгромлены японские войска, вторгшиеся на территорию СССР. Вместо сквера раньше было озеро. И дети там играли в войну. А поскольку по радио и в газетах описывали победу советских войск над «самураями», то мальчишки играли в это «озеро Хасан». В 50-е годы городское озеро засыпали, потому что в нем школьник утонул. А топоним остался до сих пор.

Какой в итоге языковой портрет смолянина?

Д.Б.:

– Тут надо обобщать. И, наверное, для нас открылось сквозь неофициальную топонимику, очень привлекательное лицо смоленского этноса. Где-то немножко грубый — без этого, наверное, и не интересно было. Очень оригинальный, яркий, самобытный, творческий.

В.С.:

– Чуждый какого-то пафоса.

Д.Б.:

– Да, чуждый пафоса, снижающий его. Есть поэтичность мышления у земляков Твардовского, Исаковского, Рыленкова.

Дело Шитова Далее в рубрике Дело ШитоваБывшее руководство Смоленского банка попало под уголовное преследование Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»