Самоусиление через преодоление
Профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Смоленского государственного университета Сергей Востриков. Фото: Екатерина Русилова

Профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Смоленского государственного университета Сергей Востриков. Фото: Екатерина Русилова

Доктор исторических наук Сергей Востриков — о кризисе в России, расстановке сил в мире, особенностях международных отношений и общей стратегии страны

Профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Смоленского государственного университета Сергей Востриков более 40 лет занимается реальной политикой. Ученый рассказал «Русской планете» о причинах экономического кризиса в России, о будущем страны и мира с точки зрения историка, специалиста по международным отношениям и внешней политике, глобалиста, конфликтолога и ориенталиста.

– На протяжении последних двух месяцев белорусы атаковали магазины и рынки Смоленщины и других регионов.

– Не только белорусы «атакуют». На Дальнем Востоке — китайцы пользуются слабиной рубля и тем, что он проседает. И на севере то же самое делают финны — затовариваются со страшной силой.

– Как будут складываться отношения между Россией и Белоруссией?

– Отношения будут складываться потихонечку. Вульгарно выражаясь, — все устаканится и отстоится. Беларусь очень сильно и глубоко интегрирована в структуру и союз России и Белоруссии, еще раньше — Таможенный и Евразийский союзы.

Беларусь в силу своего объективного геополитического положения самостоятельно существовать не может. И остается или лечь под НАТО и под Евросоюз, либо быть самостоятельным субъектом. Самостоятельным субъектом в большой политике в нынешнем мире — едва ли получится. Поэтому только вместе. А вместе — это курс на строительство мощного евразийского интеграционного ядра: Казахстан, Россия, Беларусь, сейчас Армения подключилась и подала документы Киргизия. Кроме того, для нас это выгодный вариант буферного государства перед Западом. У нас интегрированная система ПВО, допустим, как у США и Канады.

Если рассматривать с точки зрения поставок и зависимости Белоруссии от углеводородного сырья, то оно в принципе все идет из России. Если кранчик здесь перекрывается, то белорусская экономика сдохнет через неделю.

Белорусы законтрактовались с нами на строительство атомной электростанции в направлении Литвы. Здесь отношения стратегического союзничества.

И еще. Белоруссия — это одно государство из всех бывших республик, где русский является еще одним государственным языком.

– В России валютно-рублево-товарная паника. Ситуация еще не достигла своего дна?

– Если дно рассматривать, то оно бывает и двойное. Я думаю, что ситуация имеет определенную тенденцию к понижению. И такого дна полного мы достигнем где-то к весне-лету 2015 года. Что касается динамики ситуации, она в значительной степени стабилизировалась, будет носить не лавинообразный характер и в значительной степени будет регулируема.

– Что же будет весной-летом 2015 года?

– То, что обострятся трудности обеспечения населения какими-то видами товаров, продуктов питания, исключать нельзя. Протестных социально-политических проявлений я не ожидаю. Разноцветных революций, того что было в Грузии, на Украине, Киргизии, Узбекистане, в Минске, думаю, не произойдет. Не только из-за «долготерпения» — одного из ментальных свойств русского народа. Народ видит, что в условиях мощного прессинга и нарастающего внешнего давления необходимо объединиться и консолидироваться вокруг фигуры, которая противостоит этому прессингу. У Путина немало ляпов, ошибок, просчетов и так далее, все же он стремится отстаивать национальные интересы России и не прогибаться перед внешним давлением. А на Руси вообще народ прощал своим правителям почти все, за исключением слабости и нерешительности. Это с точки зрения восприятия и психоаналитики самого народа. Но есть еще один фактор. Вы не забывайте, что у нас мощнейшие, чуть меньше, чем армия, внутренние войска МВД — считайте, это вторая армия. Она имеет на вооружении тяжелую технику после 1993 года. Есть, кроме того, Федеральная служба охраны. Поэтому даже если кто-то бы захотел провернуть оранжевую революцию — нет, не получится.

– Сейчас Россия платит ту самую «дорогую цену» из-за инициаторов санкций?

– Если смотреть в широком плане на причины всплеска ажиотажного спроса, я думаю, что, с одной стороны, это не очень продуманные и верные действия Центробанка. С другой, это осмысленная и хорошо подготовленная провокация спекулятивного характера людей, которые желали каким-то образом процесс подогреть. И этим надо заниматься Следственному комитету. Посеять хаос, панические настроения, когда все сметается, разметается — здесь анализ покажет, что существует круг интересантов. Интересантов из нашей внутренней, а не только внешней, финансово-промышленной и банковской сред.

– С точки зрения историка, когда начался кризис, в котором находится наша страна?
 

– Кризис не вчера родился. Он естественно вызревал с начала 90-х годов. Связан с так называемой моделью либеральных реформ, либеральной рыночной экономикой. Это совершенно ущербная, я бы ее назвал, антинаучная модель экономики. Она и завершилась дефолтом 1998 года. Задача стояла, и она реальна была для всех: осуществить реструктуризацию экономики и диверсификацию. После 1998 года у нас наступили нулевые десятые — там мы тоже особо ничего не делали. А тут пресс санкций усугубил ситуацию — кризис проявился наиболее резко.

Мы ж застряли. В истории России было две успешных модернизации: первая модернизация, как европеизация, по Петру, и вторая модернизация, как индустриализация, по Сталину. Все. Вот на уровне сталинской, где-то 40-50 годы, мы и застряли. Нет ни одного мобильника русского производства, не осталось русских телевизоров. У батьки они есть, кстати говоря. Микроэлектронику он как развивал, так и развивает, а не только сельское хозяйство. По структуре у него более современная экономика, чем в России, — не по объему ВВП, а с точки зрения структуры она приближена к Европе. А у нас она в сторону Нигерии.

Все страны уже ушли на постиндустриальное общество. Уже и информационные есть общества. А мы все в индустриальном торчим.

В целом у нас получается 30 лет уже, с 1985 года — начала перестройки, — переходный период, или затянувшийся транзит. От чего мы переходим — понятно, а к чему — нет.

– Сколько же еще продлится «переходный период»?

– Путин сказал, при наиболее худшем варианте кризис, в котором мы находимся, захватит еще два года. А я исхожу из того, что при самом оптимистичном прогнозе — два года.

– Какие последствия кризиса могут быть для России?

– Вот впереди, я думаю, нас ожидают большие трудности и сложности. Их будет немало. Это мой общий прогноз. И общая стратегия должна быть такая — самоусиление через преодоление. В первую очередь экономики, современного технологического потенциала, где мы отстаем на несколько поколений.

– Есть глобальный подтекст в сегодняшнем состоянии российского кризиса?

– Сейчас не нужны танки и пушки, сейчас можно задушить фактически любую страну с помощью финансово-экономического рычага. Что и демонстрируют «ребята». Ядерное оружие не позволяет применять против нас агрессию. Но ядерное оружие не применишь на уровне локальной войны или регионального какого-нибудь конфликта. Это фактор политического сдерживания. Вот для чего оно нужно, а не для того, чтобы его где-то применять.

Не многие страны могут позволить себе быть суверенными и свободными в этом мире. Россия пытается выстоять. Экономически мы не суверенны: мы зависим, например, от игры цен на мировом рынке — мы их не определяем, их определяет ОПЕК, а в ОПЕК кучка проамериканских марионеток. Речь идет о сверхзадаче: о способности нашей страны в будущем сохранить собственную свободу, суверенитет, территориальную целостность.

– Когда же жизнь в России стабилизируется?

– Стабильность — одно из необходимых условий для развития. Но стабильность не подразумевает осуществления модернизации и инновационного прорыва. И на стабилизацию больше времени не осталось, у нас нет и десяти лет. Мы работаем сейчас в режиме жесточайшего цейтнота. У нас времени, по моей прикидке, пять-шесть лет. Через это время Россия или осуществит инновационно-модернизационный прорыв, или России просто не будет. Потому что ее коллеги, друзья забугорные, просто удушат ее в своих «теплых» объятьях.

– А как будут обстоять дела с международными отношениями?

– Европа, Евросоюз, будет экономически проседать и осыпаться. Потому что центр глобальной политики и экономики находится в азиатско-тихоокеанском регионе. В Европу потихонечку будет приходить отрезвление и осознание того, что дальнейшая пикировка или лобовая конфронтация с Россией не в ее интересах. Потому что они практически играют на руку «заокеанскому дяде»: в интересах Америки оторвать Европу от России. Европейцы, кстати, намерены рассматривать вопрос относительно санкций и их ослабления в марте 2015 года: им самое главное, чтобы не было очага войны в Европе. Первые подвижки сейчас уже наблюдаются. Высказывания официальных лиц о необходимости заканчивать санкции есть от премьера Италии, канцлера Австрии, лидеров Венгрии, Сербии, Франция начинает колебаться. Тенденция еще не превратилась в мейнстрим, но она имеет потенцию к росту.

В отношениях с США, думаю, нас ждет новое издание холодной войны. И это будет достаточно длительный период. Определяющая черта для американцев — уверенность в своем превосходстве, с кем бы они не вели переговоры — только с позиций силы. Они уважают у других «power» — мощь, силу, потенциал. Если ты мне можешь в ответ «вписать в точило», тогда мы с тобой говорим на равных: мы с тобой — два равновеликих субъекта. Так уже было — две сверхдержавы: Союз и Штаты. Они гарантированно могли по нескольку раз закопать друг друга. При этом холодная война не мешала нормальным отношениям. У нас был период разрядки: с 70-х годов до момента нашего ввода войск в Афганистан.

– Что станет с миром в ближайшем будущем?

– Прогнозные данные на 2050-2051 года — возможно третья мировая война. Это оптимистичный прогноз. Потому что может быть и раньше. Тут надо быть реалистом и помнить одну формулу, которую выработали римляне: «Хочешь мира — готовься к войне». Мир будет тем прочнее, чем надежнее он будет защищен. Как конфликтолог, я могу сказать совершенно определенно: общая конфликтогенность в мире будет нарастать. 

«Наше, белорусское, выгоднее покупать у вас» Далее в рубрике «Наше, белорусское, выгоднее покупать у вас»В Смоленске белорусы скупают продукты и технику на фоне падения рубля Читайте в рубрике «Титульная страница» Затмение в «пятницу, 13-е»: чего не нужно бояться и что полезно знатьВ ближайшую пятницу 13-го на Земле ожидается частичное солнечное затмение. Сочетание «мистической» даты с этим ярким астрономическим событием уже породило в соцсетях немалое число наполненных тревогой постов… Затмение в «пятницу, 13-е»: чего не нужно бояться и что полезно знать

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»