«Они тоже знаменитые, но они забытые»
Церковь во имя Казанской иконы Божией Матери в Щелканове Краснинского уезда. Фото: Надежда Деверилина

Церковь во имя Казанской иконы Божией Матери в Щелканове Краснинского уезда. Фото: Надежда Деверилина

Чем хороши и примечательны малоизвестные смоленские усадьбы

Усадьбы Смоленщины разнообразны. Есть известные: Новоспасское, Хмелита, усадьбы Барышниковых, Голицыных, Шереметьевых. А есть и такие, названия которых знают единицы. Автор недавно вышедшей книги «Я посетил тебя, пленительная сень. Смоленские усадьбы и их владельцы», заместитель председателя Смоленского областного краеведческого общества, исследователь рода Глинок Надежда Деверилина рассказала «Русской планете» о том, чем хороши малоизвестные усадьбы и почему полезно их посещать.

– Много ли усадеб на Смоленщине?

– Смоленщина была одной из самых богатых в центральном районе по количеству усадеб. У нас еще идут споры об их количестве. Почему так? Были же сельцо, например, а там два крестьянина, пять дворовых и барин — все. Вот как считать такую маленькую усадьбу? По последним данным у нас от четырех до шести тысяч усадеб.

– Как вы увлеклись малоизвестными усадьбами?

– Может быть, началось все с писем матери Глинки, Евгении Андреевны. Ученые обращались к этим письмам, раньше считалось, что там много бытовых подробностей, и, наверное, для такого великого человека как Глинка, это не столь важно. А сейчас возникает все больший интерес к повседневной жизни людей, и тем более великих. И поэтому то, что писала матушка Глинки своей дочери Маше Стунеевой, приобретает особый интерес. Например, она пишет: «Наши поехали в Захарово и захватили с собой деточек». Ну кто это будет копаться, искать какое-то Захарово? А мы нашли, что Захарово — это имение  сестры Евгении Андреевны  - Александры Андреевны, которая была одной из образованнейших женщин своего времени. Там была усадьба и большое хозяйство.  Затем имение Стунеевых, сестры Марии Ивановны с мужем, — Сухой Починок,  где бывал Глинка. Имение  Беззаботы, где жила его вторая сестра Наталья Ивановна Гедеонова. Там он писал интродукцию к «Руслану и Людмиле» — как же не побывать в этой усадьбе? И вот так все и началось.

– Чем же привлекательны малоизвестные усадьбы?

– Малоизвестные — не значит усадьбы не интересные. Они тоже знаменитые, но забытые. Возьмем, к примеру, усадьбу Третьяково Духовщинского уезда. Если говорить о пути, который вывел на усадьбу, — это Глинки. Оказывается, мама первого руководителя Смоленского военного ополчения Николая Лебедева, была из рода Глинок. Есть и другие родословные перекрестки с Глинками. Лебедевым умер от тяжелой болезни после ранения в конце декабря 1812 года. И поскольку госпиталь находился в Калуге, то считали, что его и похоронили  в этом городе. Я заинтересовалась, начались поиски сведений. И нашла в архиве документ о том, что Николай Петрович был похоронен 31 декабря 1812 года в Третьякове, в своем родовом имении.

– В Третьякове сохранились остатки его усадьбы?

– Сохранилась аллея, которая вела к усадьбе, на берегу реки, очень красивое место. Церковь, возле которой был похоронен Николай Петрович, не сохранилась. Но старожилы знают это место.

– А местные жители что-то помнят об истории этой земли?

– Вы знаете, я пришла в школу в Третьякове, там великолепный музей, собрано все, что касается народного быта. Но там нет ни одного слова о том, что это имение принадлежало руководителю Смоленского ополчения генерал-лейтенанту Николаю Петровичу Лебедеву и его брату полковнику Алексею Петровичу, который возглавлял Духовщинское ополчение. Мне кажется, что восстановление справедливости — установка какого-нибудь памятного камня — должно быть обязательно. Некоторые местные жители знают, где была дворянская усадьба, показывают это место, библиотека материал собирает по истории Третьякова. Поэтому у меня оптимистический взгляд на будущее. Думаю, что там будет увековечена память ополченцев.

После таких посещений начинается какое-то движение. Людям нужен небольшой толчок, и они зажигаются. Вот приведу пример, Лобково. Там недалеко находилось имение Пржевальских — Отрадное. В Лобкове, возле церкви Рождества Христова, был похоронен отец Пржевальского Михаил Кузьмич. Я с трудом нашла эту могилу — трава выше человеческого роста. Написали про Лобково. Теперь там все благоустроено: сделана оградка, вырублены лишние кустарники.

– Какова судьба большинства малоизвестных усадеб?

– Они были деревянными — судьба печальная.

– Но ведь усадьба включала в себя не только господский дом, но хозяйственные постройки, церковь. Хоть что-то сохранилось?

– Где-то уже и села не существует, и усадьбы не существует, а на церковном кладбище сохранились памятники. Например, тем же Глинкам. Где-то сохранились отдельные деревья от пейзажных парков. Вот в Упокое еще стоит мельница. В несколько разрушенном состоянии, но все-таки ее каменные стены видны издалека. В Печерской Буде сохранилась великолепная церковь, построенная Энгельгардтами. В усадьбе остался прекрасный парк, который жители очень рьяно стараются сберечь.

– Имение Упокой, Рай. Откуда такие названия?

– В XVIII веке было очень престижно назвать так. Дань романтическому времени. Это не исторические названия. Так называли свои усадьбы владельцы. Потому что как правило коренное поселение, которое там давно существовало, чаще всего носило другое название.

– Потомки старых дворянских родов интересуются имениями своих предков?

– Я приведу пример с усадьбой Яковлевичи Глинковского района. Она издавна принадлежала старинному роду — Пассекам. Сейчас в Москве живет один из Пассеков, Вадим Васильевич. Он доктор технических наук, заслуженный строитель. Занимаясь историей жизни своего рода, он узнал, что есть Яковлевичи и приехал. Когда он увидел пруд, трехсотлетние вязы, то настолько проникся красотой этого места, что теперь приезжает очень часто. Говорит: «Пойду на пенсию, я, наверное, приеду в Яковлевичи, и буду жить». Он купил там домик, делает в нем музей «Смоляне на службе Отечества» и создает на свои собственные средства мемориал. Будет установлено около пятидесяти плит. Начал он с восстановления надгробной плиты своему предку, Петру Пассеку, который принадлежал к декабристскому движению, очень много сделал для развития культуры и образования на Смоленщине, у него была ланкастерская школа, он занимался благотворительностью, в годы неурожаев Пассеки и Якушкины кормили целые уезды.

– В каких малоизвестных усадьбах еще проводятся памятные мероприятия?

– Очень много занимается местная администрация в Нахимовском, это Холм-Жирковский район. Когда-то здесь находилась усадьба  Нахимовых. Некоторое время в 1818 году там жил у своих родных будущий адмирал Павел Нахимов. Чудесная по красоте усадьба, в ней хорошо сохранился флигель. Николай Матвеевич, один из представителей этого рода, был руководителем Сычевского ополчения в войну 1812 года, много сделал для защиты Отечества. В 1912 году, в день столетия войны 1812 года, была высажена аллея, посвященная Николаю Нахимову. В 2012 году мы туда ездили и вместе с местными жителями, с экологами, продолжили эту аллею. Из Москвы Александр Павлович Нахимов привез дубки для нее. Так была продолжена традиция, заложенная сто лет назад.

– Многие имения овеяны мифами и легендами. Расскажите об одной из таких усадеб.

– Я осторожно отношусь к легендам, мистификациям, поскольку  предпочитаю достоверные сведения. Жизнь настолько богата, что не надо ничего придумывать. Вот, например, усадьба Носково. Там такая таинственная история. На местом кладбище возле церкви есть памятник, поставленный молодой девушке Нине Александровне Телесниной. Она умерла в 1902 году в день свадьбы, будучи 20 лет от роду. И среди местных жителей, все знают об этом. Они рассказывают о том, что лет пятнадцать назад приезжал некий человек с иностранным акцентом, который просил провести к этой могиле. Его провели, он там побыл, отдал дань памяти этой девушке. Когда в прошлом году летом мы приехали, оказалось, что незадолго до нашего приезда кто-то тоже побывал на этой могиле: стеклом была процарапана очень хорошо читаемая надпись: «Но они же больше никогда не встретятся». И подпись: «Венгельмин». Кто оставил эту надпись на таком заброшенном кладбище? Трудно сказать. Мы занялись поисками. В метрической книге церкви за 1902 год записи о смерти Нины Телесненой мы не нашли. В записях метрических книг других церквей Краснинского уезда тоже нет. А тем не менее эта усадьба принадлежала Телесниным. Но кто была эта девушка? Это фамилия — Телеснина — мужа? Или она урожденная была Телеснина? Пока до конца эту загадку мы не разгадали.

– Как найти дорогу до малоизвестных имений?

– Я думаю, что для этого можно обратиться в краеведческое общество. А вот в   библиотеке сейчас готовится библиография  усадеб в электронном виде, и со временем можно будет на сайте нашей библиотеки (Смоленская областная универсальная библиотека им. А.Т. Твардовского — Примеч. РП) познакомиться с картой, на которой будут отмечены усадьбы, изучить источники. К некоторым из усадеб хорошо можно проехать — это Рай, Даньково, а в некоторые попасть просто невозможно. Меня  в одно имение обещали отвезти на тракторе, когда будет мороз. Но это очень увлекательный отдых. Такие поездки много дают душе и сердцу.

В духе минимализма Далее в рубрике В духе минимализма«Ночь искусств» в Смоленске пройдет только в двух учреждениях культуры Читайте в рубрике «Титульная страница» «Кто там сверлит?!»Космическая общественность и СМИ активно обсуждают попытку неизвестного астронавта досрочно вернуться домой с помощью электродрели «Кто там сверлит?!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»