«Мужик ищет, где бы похмелиться, а баба ходит за хозяйством»
Деревня Боголюбово. Фото: Максим Захаров

Деревня Боголюбово. Фото: Максим Захаров

В Смоленской области более половины деревень живут на грани вымирания

– Абсолютно типичная картина для глубинки: оазисы относительного процветания граничат с оазисами полного развала и загнивания, — говорит корреспонденту «РП» блогер, журналист Максим Захаров, который вот уже год совершает этнографические экспедиции по области.

По данным Смоленскстата, на 1 января 2013 года в Смоленской области насчитывается 4 831 сельский населенный пункт (село, деревня, станция и т.д.), из которых в 1 065 вообще нет населения. В 58% сельских поселений региона проживают меньше десяти человек.

Во многих безлюдных сельских местностях становятся сложно найти свидетельства того, что когда-то здесь была жизнь. Единственным напоминанием об этом служит географическая карта. Впрочем, и на ней некоторые названия деревень уже не найти. В 2012 году Смоленская облдума упразднила 10 населенных пунктов.

В департаменте Смоленской области по вопросам местного самоуправления корреспонденту «РП» объяснили, что упразднение может коснуться не всех населенных пунктов, оно происходит согласно федеральному и областному законодательству.

– Эта процедура проводится из-за отсутствия населения, зарегистрированного в установленном законодательством порядке, а также недвижимого имущества, находящегося в собственности физических и юридических лиц. Такие данные подают в департамент муниципалитеты. На данный момент мы рассматриваем два населенных пункта для упразднения, — сообщила начальник отдела административно-территориального устройства и правового обеспечения Елена Иванова.

«Русская деревня», «традиционный уклад жизни», «натуральное хозяйство», «культурные традиции», «деревенский быт», «исторические корни» — последующим поколениям эти понятия сложно будет объяснить и тем более продемонстрировать на живых примерах.

В селах и деревнях области уровень жизни различается. Благополучие населенных пунктов зависит от близости к райцентру, от состояния имеющихся перерабатывающих предприятий, фермерских хозяйств, разработанных и эксплуатируемых пахотных земель; от расположения населенного пункта по отношению к крупной инфраструктуре, например, трассе «Москва-Минск»; от инвестиций. По мнению пресс-секретаря Общественной палаты (ОП) Смоленской области Игоря Гончарова, большую роль играют своевременные инвестиции:

– Здесь важно, насколько главы муниципальных образований своевременно смогли привлечь инвестиции, — заявил он корреспонденту «РП».

Для поддержания и развития села на федеральном и областном уровнях разрабатываются различные программы. В 2013 году в рамках федеральной целевой программы «Социальное развитие села» Смоленской области выделили субсидию на улучшение условий жизни селян, развитие водоснабжения и газификации в размере 77 млн рублей. В отношении суммы, предусмотренной федеральной программой, Максим Захаров скептически отметил:

– На 1150-летие Смоленска было выделено 16 млрд рублей, и результат освоения этих денег иногда надо постараться увидеть в городе. 77 млн для села — маленькие деньги, также остается актуальной проблема освоения выделенных средств.

Смоленская глубинка с трудом выживает. Кирилл Малышев, журналист, радиоведущий, член ОП, неоднократно бывавший в сельской местности, в разговоре с корреспондентом «РП» высказался о том, как распределяются обязанности в деревне:

– Мужик ищет, где бы похмелиться, а баба ходит за хозяйством.

Для сельских жителей главное заключается в простых вещах: получать пенсию, иметь возможность в местном магазине или автолавке покупать продукты и вещи первой необходимости, свободно выезжать на дорогу зимой, во время осенних дождей и весенней распутицы.

– Мне показалось, это люди, которые не фрустрируют: они воспринимают окружающую действительность как данность. Живут здесь и не собираются никуда вырываться, понимая, что ничего иного им не светит, — говорит Захаров.

Партнеры Захарова по этнографическим экспедициям — фотограф Александр Масюков и Кирилл Малышев, так же, как и сам инициатор путешествий, считают, что одной из ярчайших черт смоленской глубинки являются именно местные жители. Они отзывчивы, проявляют искренний интерес к приезжим, дружелюбно поддерживают разговор и спокойно делятся историями из своей жизни.

– Именно в глубинке сохранилась какая-то первобытная доброта и открытость людей, — говорит Александр Масюков.

Полной разрухи пока нет. В ней продолжает теплиться жизнь, и придорожный указатель упорно подтверждает это, даже если мы видим только опустевшие сады да погосты. На вопрос корреспондента «РП» о ее судьбе в ближайшее время Кирилл Малышев с улыбкой ответил:

– Не все так страшно! И все-таки она держится!

Читайте в рубрике «Титульная страница» «Кто там сверлит?!»Космическая общественность и СМИ активно обсуждают попытку неизвестного астронавта досрочно вернуться домой с помощью электродрели «Кто там сверлит?!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»