«Автопортреты искусственно уводят от проблем»
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Искусствовед из Смоленска рассказала, как делали селфи 200 лет назад

Жанр селфи, на котором буквально помешалась чуть ли не половина земного шара, появился пару столетий назад. Тогда вместо смартфонов использовали краски и кисти. Далеко не у всех получалось живописно, но самые удачные варианты вошли в историю. О том, как зарождалась традиция автопортретов, в интервью РП рассказала старший научный сотрудник исторического отдела государственного музея-заповедника Наталья Вострикова.

«Селфи 200 лет назад» — так называется лекция, которая состоится в последний день октября в Художественной галерее Смоленска. Она станет пятым, завершающим занятием в авторском цикле: о мистических тайнах зеркал, о портретах, надежно спрятанных от посторонних глаз, а также об изображениях людей, в которых их совершенно невозможно узнать, ну и о селфи — каким оно было два века назад.

Автопортрет на содранной коже

Сама Наталья Константиновна селфи откровенно не жалует. И, судя по скепсису в ее голосе, вполне согласна с теми психологами и психиатрами, которые считают данное увлечение симптомом душевного расстройства. Ведь еще год назад британский врач Дэвид Вил заявил, что селфи часто делают пациенты с дисморфофобией — убежденностью в наличии какого-либо дефекта собственной внешности. Но Наталья Вострикова в медицинские тонкости не углубляется:

– Я знаю, что вопрос повальной популярности селфи сейчас мучает и психологов, и социологов. Столь навязчивое желание смотреть на себя свидетельствует о том, что в обществе что-то не в порядке. Это нехватка нравственного начала, отсутствие в самом себе чего-то очень важного. Человек не чувствует себя самодостаточным. И пытается заполнить пустоту такими вот привычками. Я считаю, что селфи вполне можно сравнить с едой, которой заедают проблемы. А сколько людей уже погибло и пострадало из-за того, что, желая покрасоваться, пытались снять самих себя в каких-то опасных ситуациях?!

– И тем не менее одна из ваших лекций называется «Селфи 200 лет назад»…

– Да, каюсь, я провела эту весьма условную параллель, — нехотя признает Наталья Константиновна. — Ведь в изобразительном искусстве существует такое понятие, как автопортрет, когда художник рисует сам себя. И история знает, что зачастую они вели себя, как современные селфисты. Например, помещали свои автопортреты в какие-то нестандартные контексты. Альберт Дюрер в 28 лет изобразил себя похожим на Христа. Карл Брюллов вписал автопортрет в картину «Последний день Помпеи», перенеся себя в трагическую историю погибшего города. А величайший Микеланджело поместил свой облик в ватиканскую фреску «Страшный суд». Там апостол Варфоломей, с которого по легенде была содрана кожа, находясь у престола Христа, держит ее в руках. И вот как раз эта содранная кожа — и есть автопортрет Микеланджело. Можно вспомнить серию портретов Рембрандта — он изображал себя то в доспехах фантастического рыцаря, то в кабацкой атмосфере — с девушкой, сидящей у него на коленях. Словом, что-то общее у автопортрета и селфи есть, хотя смысл и значение все-таки разные.

– В чем же принципиальное отличие?

– В том, что художники писали себя, как правило, для совершенствования техники, а не из самовлюбленности, хотя было и такое. Кроме того, вы, наверное, слышали древнегреческое изречение — «познай самого себя». Вот автопортреты — это как раз об этом. Так что, некоторые из них можно смело назвать пособием по человеческой душе. Немецкий живописец Альберт Дюрер, например, писал автопортреты с 13 лет, изучая таким способом природу человека.

– Нелегкий, наверное, это труд… Они же писали себя с зеркального отражения?

– Да, конечно. Но у меня в лекциях тема зеркала присутствует не только поэтому. В европейской культуре зеркала наделяли мистическим значением, с ними связаны представления об истинном и ложном, реальном и нереальном, нашем мире и Зазеркалье. Это исключительно западный феномен, на Востоке ничего подобного не было и нет…

Автопортрет. Альберт Дюрер

Автопортрет. Альберт Дюрер

Зеркалу Наталья Вострикова посвятила отдельную лекцию. Еще одну — эволюции портрета как жанра. Это, кстати, тоже история чисто европейская. Портрет прошел путь от абсолютного реализма к нефигуративной живописи, абстракции, стиравшей какое бы то ни было сходство с изображаемыми предметами или людьми. Чего только стоят, к примеру, работы бельгийца Рене Магритта, в которых вместо головы он рисовал то яблоко, то электрическую лампочку. Эти метаморфозы стали результатом научно-технического прогресса и его следствия – расширения границ человеческого сознания…

Екатерина Вторая или кухарка из Швеции

– Наталья Константиновна, сейчас мы переживаем бум селфи. А был ли в истории период, когда такой же популярностью пользовался портрет?

– Да, это XVIII век — в то время портрет как жанр доминировал в изобразительном искусстве. Но, в отличие от селфи, это не было навязчивым и массовым явлением. Во-первых, столь недешевое удовольствие было доступно далеко не всем. Только состоятельный человек мог позволить себе в течение жизни заказать несколько собственных изображений. Естественно, это не означает, что он бесконечно пытался запечатлеть себя в разнообразных и совершенно невероятных ситуациях. Да и смысл у портрета был иным: как правило, он воспринимался европейцами как побег в вечность. Жизнь бренна, а твое изображение останется на века. Люди заказывали их к каким-то важным событиям — например, к свадьбе. Пересылали родственникам, как сейчас мы делимся своими фотографиями. Были и другие варианты. Один итальянский деятель заказал портрет любовницы, на которой не мог жениться, но очень хотел хранить у себя ее изображение. Художники считались не творцами, а ремесленниками, входили в цех аптекарей и акушеров. Отдельная история — портреты монархов, которых народ должен был знать в лицо. Для этого привлекали портретистов. В XVIII веке при русском дворе была создана специальная структура — канцелярия от строений, которая, в частности, занималась апробацией царских портретов. Эта служба определяла художника, который будет писать правителя, потом, если тот утверждал работу, ее отдавали для тиражирования, а оригинал оставляли во дворце. Так что, начиная с этого времени портреты царей и императоров находились в любом присутственном месте: от суда до чиновничьего кабинета — все, как в наши времена.

На этих словах мне вдруг вспомнились портреты Анны Австрийской, королевы Франции, которую перо Александра Дюма наделило сиятельным романтическим ореолом. А художники, в том числе и знаменитый Рубенс, запечатлели женщину неброской внешности — круглолицую, пышнощекую, с выдающимся носом и глазами навыкат.

Портрет Екатерины Второй. Александр Рослин

Портрет Екатерины Второй. Александр Рослин

– У Рубенса было типичное для его эпохи представление об идеале красоты, — рассмеялась собеседница. — С тех пор они неоднократно менялись. И по тем временам Анна Австрийская изображена как довольно привлекательная дама. Что касается в целом портретов, на которых мы видим некрасивых людей, то это дань философии, возникшей еще в XV веке. Некрасивость — часть Божьего мира, и тем она ценна сама по себе. Такая точка зрения получила отражение в искусстве — в том числе, в портретной живописи. А вот руководства для художников XVIII века уже говорят, что, если у модели нос кривоват, то его и поправить можно. Но царствующие особы не боялись своей некрасивости. Если портрет их не устраивал, они его просто прятали. Екатерина Вторая была довольно капризна. В частности, она была недовольна работой художника Александра Рослина, сказав, что он ее изобразил похожей на шведскую кухарку. Но при этом приняла, например, портрет Федора Рокотова, хотя не скажешь, что она там идеально красива. У меня есть лекция, которая называется «Слишком много правды» — эта фраза, которую сказал папа Иннокентий X про портрет, написанный Диего Веласкесом. Он был выкуплен, но спрятан от посторонних глаз.

– А сегодня, в эпоху селфи, портрет все еще жив?

– Заказчики готовы за него платить, то есть, финансовая составляющая по-прежнему существует, так же, как и интерес художников к этому жанру. Диапазон работ большой — от коммерческих, какие пишет, например, Никос Сафронов, до ярких образных работ множества других мастеров. Но портрет вышел из употребления в домашнем интерьере, неотъемлемой частью которого был долгое время. Его заменила фотография. И это трудная тема…

Говорить о живописи и ее виртуозах Наталья Вострикова готова столь же бесконечно, сколь и образно, красочно и увлекательно. Такими же будут и ее лекции, первая из которых состоится 3 октября в Художественной галерее.

Бриллиантовая свадьба талантливых Бесталантовых Далее в рубрике Бриллиантовая свадьба талантливых БесталантовыхПара из Смоленска рассказала о трех правилах семейного долголетия Читайте в рубрике «Титульная страница» Затмение в «пятницу, 13-е»: чего не нужно бояться и что полезно знатьВ ближайшую пятницу 13-го на Земле ожидается частичное солнечное затмение. Сочетание «мистической» даты с этим ярким астрономическим событием уже породило в соцсетях немалое число наполненных тревогой постов… Затмение в «пятницу, 13-е»: чего не нужно бояться и что полезно знать

Комментарии

11 сентября 2015, 15:23
Про чрезмерное увлечение селфи врачи говорят, что это психическое расстройство)
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»